Большое видится на расстоянии

Большое видится на расстоянии.
Размышления перед августовским педагогически советом
Вот уже 13 лет каждый август я невольно размышляю о том, что приобрела за последнее время, а что потеряла система образования.
Чем ближе начало учебного года, тем больше вопросов у учителей, родителей и не полученных ответов.
Мои размышления не случайны.
Я — богатая бабушка. За эти годы четверо моих внуков окончили среднюю школу, одна внучка окончила неполную среднюю школу и поступила в колледж, и еще одна пойдет в 11 класс, остальные будут учиться в 1, 2, 6 классах, самая маленькая пойдет в старшую группу детского сада.
У нас принято в семье не поддерживать разговоры детей об учителях и их поступках. Это принципиально важно для будущего успешного образования детей.
Почти сорок лет работы в качестве учителя, руководителя школы, общественная работа в сфере образования сегодня позволяют мне сделать некоторые выводы о методах работы, как учителей, так и руководителей.
Несколько слов об общих подходах в финансировании педагогического труда.
Вроде бы государство поддерживает, например, институт классного руководства, платит за него 1 тыс. рублей, но никто из министерства образования не проверил на себе, сколько бумаг надо составить, чтобы было ясно, что эта сумма добросовестно отработана.
А не проще было бы отдать право распоряжаться этими средствами директору школы при поддержке Совета школы на основе Положения о дифференцированной оплате труда классного руководителя? Ведь не секрет, что некоторые из наставников отрабатывают на 1500, а кто-то и до 500 не дотягивает. В дифференцировании заложен действенный стимул для повышения эффективности учебно-воспитательной работы с детьми.
Мы, в своё время, в 7 и 9 школе применяли эту систему и получали хорошие результаты.
Решение многих задач в повышении эффективности образования напрямую связано с профессиональным ростом, внутренней и внешней культурой учителя, любого специалиста в этой сфере, развитием этики общения с детьми и коллегами, и комфортным микроклиматом в организациях и педагогических коллективах.
Если учитель недодает, недорабатывает, ведет учебный процесс формально – дети такого наставника и предмет, который он преподаёт, не любят.
Я не хочу сказать, что все педагоги такие, но некоторая часть подходит под это описание.
Кроме того, стареют учительские кадры, более половины всех учителей имеют возраст, который превышает 50 лет, то есть они перед пенсией по возрасту или уже её получают.
Давайте вспомним себя, ветераны педагогического труда, когда больше всего хотелось творить, внедрять новое, профессионально расти, ходить с детьми в туристический поход?
Вы правы, в 30 – 40 лет, это наиболее продуктивный период в учительской деятельности.
Поэтому без новой и молодой волны учителей и специалистов в школах, детских садах, внешкольных учреждениях, Управлении и методической службе о повышении эффективности педагогической работы можно только мечтать.
Какие бы конфликтные ситуации в Совете родительской общественности при Управлении образования мы не разбирали, а я в нём — председатель, решение большинства из них упирается в человеческий фактор – то есть в личность учителя, в его незнание и нежелание знать возрастные особенности детей, изучать семейный микроклимат.
Чаще всего ученик попадает в немилость, если мнение его не совпадает с мнением учителя или классного руководителя, или абсурдные требования тех и других воспитанником не выполняются.
Кроме того, я считаю, что у нас не отработана система стимулирования работы учителей и специалистов.
Когда интерес к хорошей качественной деятельности поддерживается на достаточном уровне у работников сферы образования?
Когда премии, добавки превышают 30% заработной платы.
А у нас? Посчитайте сами.
Главное, мы хотим, чтобы дети получали прочные знания, умения и навыки и не бегали по репетиторам. Для этого должны работать стимулы в учительской работе для повышения её качества, которых пока не хватает.
Сегодня много говорят о государственно — общественном управлении в системе образования, но мы мало продвинулись в этом направлении.
Приведу некоторые примеры, которые всем бросаются в глаза.
В большинстве организаций система ученического и родительского самоуправления работает малоэффективно. Вы скажите, что везде есть родительские комитеты, ученические министерства. Да, они созданы, на бумаге есть Положения об их деятельности. К сожалению, на практике родительские комитеты, органы ученического и школьного самоуправления имеют план работы на год, проявляют инициативу, работают в полную силу только в 2-3 школах, и в 1-2 в дошкольных учреждениях. Остальные делают в лучшем случае то, что рекомендует администрация школы, детского сада.
В некоторых организациях и учреждениях родительских комитетов нет, они заменены квотой в Совете школы и Совете дошкольного учреждения, что не позволяет им самоуправляться.
В Совете родительской общественности при Управлении образования Кусинского муниципального района есть представители, которые никакой роли в работе родительской общественности на местах не играют. Их направили в Совет, так как требовалось представительство от организации, то есть в качестве «свадебных генералов».
Получается, что руководители школ и дошкольных учреждений не заинтересованы в развитии самоуправления родителей, и не все родители понимают, что без их участия права ребенка невозможно защитить и эффективную учебно-воспитательную работу с детьми не построить.
А ученическое и школьное самоуправление находиться в жестких тисках организаторов, где проявить инициативу практически невозможно.
Еще одна проблема, не менее важная, требует решения: это – недостаточный контроль за учебно-воспитательным процессом на уроке и качеством знаний, получаемых учениками, проводимыми с детьми воспитательными мероприятиями.
Я хорошо помню, что в советской школе действовал жесткий регламент в посещении уроков директором и завучами. Первый руководитель обязан был посетить не менее 6 уроков или внеклассных мероприятий в неделю, а заместители директора не менее 12.
Сегодня руководители первого и второго уровня в организациях заняты компьютерными отчетами, конкурсами, которые требуют большого количества бумаг, а на повышение эффективности педагогического процесса, научную организацию труда, осуществление контрольных функций времени хронически не хватает.
Было бы хорошо сегодняшним директорам и их заместителям восстановить эту статистику в посещении учебных занятий и воспитательных мероприятий.
Боюсь только, что она никого не обрадует.
А ведь, бесконтрольность в работе учителей приводит к тому, что качество знаний не стабильно, а умения и навыки не прочны, и тогда родители прибегают к помощи репетиторов или к дорогостоящим курсам в вузах. Как бы громко мы не заявляли о высоких результатах, полученных на экзаменах выпускниками, честно говоря, в них примерно 30% усилий школы, а остальные приходятся на работу ученика, заинтересованного в собственных успехах, и посторонних для учебного учреждения репетиторов.
У меня была возможность в качестве председателя Совета родительской общественности просмотреть десятки материалов, поданных на конкурсы учителями и воспитателями на муниципальном уровне.
Часто я убеждалась в том, что в современной школе, побеждает в конкурсе тот, кто хорошо написал о себе, о своей работе, достаточно представил собственных разработок и проектов, планов и программ. Вот только, для подтверждения результатов и эффективности работы указываются те же результаты ЕГЭ, и прикладываются копии грамот, полученных детьми на заочных олимпиадах, где чаще всего ученик проявляет только свой интеллект и умственный потенциал, а роли учителя в нем зачастую не прослеживается.
Я думаю и о том: если дать школе достаточно денег на содержание, повысить зарплату за 18 часов в неделю до 30 тысяч рублей в месяц, но эффективности применяемых методов, форм и приемов, на мой взгляд, не получить, так сегодня и происходит. Дело в том, что при приеме на работу в образовательные организации не используется конкурсная основа. К тому же, кадров хронически не хватает. Вакансии заполняются педагогами пенсионного возраста и учителями, не востребованными в других местах. Вот и работают некоторые педагоги в двух-трех местах, бегают из школы в школу, из организации в организацию, зарабатывая деньги для своего выживания, а качество труда от этого только страдает. Другие учителя выдают детям то, что положено по программе и им не важно, как это усвоили ученики.
И самое печальное, с моей точки зрения, свои проблемы такие педагоги перекладывают на хрупкие плечи подопечных, называя их бездарными, не выполняющими требования учителя, тупыми, не умными и пр.
Чтобы не получить один из подобных ярлыков прилюдно, ученики ищут в интернете готовые решения, предоставляют полные домашние задания, списывая их у одноклассников, не добавляя себе знаний, умений и навыков. Дети беспокоятся лишь о том, чтобы очередная галочка была поставлена учителем, и оскорблений не последовало.
Еще хочу заметить, настала пора платить учителю за проверку тетрадей учеников столько, чтобы она стимулировала оценку каждой письменной работы, представленной детьми.
Работая директором школы, я мечтала о времени, когда у школы будет хозяйственная самостоятельность, и на одно учительское место будут претендовать минимум три специалиста с высшим образованием, имеющие программу работы на год. Тогда Совет школы мог бы выбрать лучшую из них, дать возможность программу реализовать, заключить с педагогом контракт, а по истечении года решить, продлить его или нет, учитывая полученные результаты в обучении и воспитании детей и сравнивая их с прогнозом.
К сожалению, не все мои мечты сбылись. Первая точно осуществилась – это хозяйственная самостоятельность. А вот кадровые вопросы в учительской среде решаются по-старому. Имеющиеся вакансии чаще заполняются пенсионерами, а приток молодых специалистов не велик, поэтому отобрать на конкурсной основе специалистов пока невозможно.
Еще я хочу сказать, что в системе образования не существует продуманной долгосрочной программы ротации руководящих кадров.
Известно, что научная организация труда любого руководителя предполагает, что он три года набирает опыт, а потом следующие два года приобретенный опыт работает на руководителя.
А ведь не секрет, что повторяющиеся годичные процессы в школе притупляют ощущения новизны, инициативы, творчества у работников всех уровней. Вот тогда-то и требуется ротация педагога либо по горизонтали, либо по вертикали. Перевод в более крупную организацию, смена должности даёт в росте руководителю больше, чем топтание на одном месте в течение 10 и более лет.
А для того, чтобы педагогические работники стремились передвигаться вверх по служебной лестнице, у специалистов в Управлении образования и ММЦ должна быть высокая зарплата и не меньше, чем на прежнем месте работы.
Кстати, в советское время при переводе на руководящую работу в РК КПСС и районо зарплата сохранялась первое время на прежнем уровне, если переводились директора школ в райком или отдел. Почему бы сейчас не вернуться к похожей системе в оплате труда?
В этом случае управленческой деятельностью занимались бы высокопрофессиональные специалисты и лучшие из лучших руководителей школ и дошкольных учреждений.
Конечно, проблем в работе системы образования много, просто все рассмотреть невозможно. Главное, мы должны всем миром понять, что эти проблемы даются для того, чтобы мы их увидели, проанализировали возникшие неудачи и ошибки, нашли оптимальные решения и продвигались вперед с утроенной силой, повышая эффективность педагогического труда.
Я желаю всем работникам образования здоровья, счастья и успехов.
Пусть инициатива, творчество и качество в вашей работе только прибавляются.
С уважением, В Шибакова, заслуженный учитель школы РФ, председатель Совета родительской общественности при Управлении образования Кусинского муниципального образования Челябинской области

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.